Идеальный шторм Зеленского. Как президент чуть не распустил Раду и будут ли выборы во время войны

35

На прошлой неделе в кулуарах власти много шуму наделал соцопрос, проведенный Фондом "Деминциативы" совместно с Киевским международным институтом социологии, в котором 78% опрошенных согласились с тем, что президент Украины несет прямую ответственность за коррупцию в правительстве и военных администрациях.

Социологи из КМИС на следующий день вышли с разъяснениями о том, что "ответственный" – не значит "причастный", что Владимир Зеленский до сих пор сохраняет очень высокий уровень поддержки среди населения, а рядовые украинцы в массе своей не особо разбираются в том, кто за что в государстве отвечает.

– Как в целом отреагировали у вас на эти цифры? Занервничали? – поинтересовалось РБК-Украина у собеседника в президентском окружении.

– Вы же заметили, что опрос проводился на деньги наших западных партнеров. И его результаты специально придерживали, опубликовали накануне поездки президента в США. Это они нас "тренируют", передают сигналы, что могут устроить идеальный шторм. Утром – новый соцопрос, в обед – новое расследование о закупке апельсинов или штанов по завышенным ценам, вечером – публичная лекция о том, что проведение выборов – обязательный элемент демократии.

– И как, получится власть к чему-то склонить?

– Президент не поддается внешнему давлению, – сказал собеседник.

"Идеальный шторм" – ситуация, при которой различные негативные внешние факторы накладываются друг на друга и усиливают общий негативный эффект – это вполне вероятный сценарий, в который Украина и правящая команда в частности могут попасть в ближайшее время. И внешнее давление Запада тут, безусловно, не единственный и даже не самый главный фактор.

Конечно, такой сценарий – далеко не единственный. Если вспомнить ситуацию конца февраля прошлого года, то объективная картинка тогда выглядела несопоставимо хуже для Украины, отсюда и многочисленные западные прогнозы о крахе нашей страны за сутки-трое-неделю. И тем не менее, Украина не только выстояла, но и давно перехватила инициативу в борьбе с российскими агрессорами. Но впереди могут быть новые трудные времена.

Кадровые проблемы

Новый 2023 год в официальной риторике нередко анонсировался как "год победы". Сейчас уже очевидно, что он таким не станет. В кулуарах РБК-Украина все чаще слышит разговоры уже о следующем, весенне-летнем наступлении 2024-го. Которое, вполне вероятно, тоже не станет последним. Затягивание войны – факт, который принимает все большее число обычных украинцев. Согласно июньскому опросу КМИС, относительное большинство украинцев – 42% считали, что война будет длиться более года. Текущий ход контрнаступления может откорректировать эту цифру только в сторону увеличения.

Осень традиционно считалась трудным сезоном для любой украинской власти, даже в глубоко довоенные времена. Сейчас же ситуация осложняется и заметными проблемами во внутренней политике, российской агрессией и рисками потерять текущий уровень поддержки со стороны Запада.

Самый острый внутренний вопрос – конечно, кадровый, признают собеседники издания в различных органах власти. Длина кадровой скамейки никогда не была сильной чертой нынешней властной команды, на пятом году президентства Зеленского кадровая проблема стала стала уже критической.

Это легко заметить по тому, с каким трудом даются кадровые ротации в высших эшелонах власти, и как немногие менеджеры, пользующиеся доверием президента, обрастают новыми функциями, а то и просто перебрасываются на оголившиеся участки.

Об эпопее со сменой министра обороны РБК-Украина писало неоднократно. Со стороны все выглядит так, что топ-функционер, попавший в ряд громких скандалов и набравший на себя много негатива, был вынужденно отправлен в отставку. Это ложится в общую картину внутренней политики времен полномасштабной войны: если еще в прошлом году Зеленский с командой могли игнорировать внешнюю критику, перекрывая ее понятными обществу победами (освобождение Харьковщины и Херсона, кандидатский статус в ЕС, получение Himars и прочего передового вооружения), то сейчас таких очевидных побед нету. "Тефлоновость" уменьшилась, на критику приходится реагировать.

Министр обороны Рустем Умеров (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

Впрочем, некоторые собеседники во власти рисуют другую картину событий.

– Решение зрело давно, оно никак не связано с этими историями с куртками и прочим. И в целом, всегда происходит так: вопросы к какому-то человеку начинают накапливаться задолго до того, как что-то попадает в медиа-поле. Но если в какой-то момент за столом не находят подходящее решение ситуации – оно откладывается. Так было и в случае с Резниковым, пока не нашли подходящий вариант с Умеровым, – говорит собеседник.

По его словам, Резников отлично справился со своей задачей на первом этапе войны, когда главным было выбивать у Запада все новые и новые классы вооружений. Сейчас же Украина уже получила или получит в обозримом будущем все, что Запад в принципе ей может дать. И на новом этапе приоритетом станут управленческие качества главы Минобороны, а Умерова различные собеседники РБК-Украина называют действительно сильным менеджером.

Среди вопросов, которые ему предстоит решить (помимо наведения порядка с госзакупками) – информационная политика, в плане освещения действий армии перед украинским обществом. Текущая ситуация постоянно критикуется и рядовыми украинцами в соцсетях, и журналистами, и военными, недовольны ею и внутри властной команды. Свежая история с селом Андреевка на Бахмутском направлении, которую, по словам уже экс-замглавы Минобороны Анны Маляр, освободили украинские солдаты – а позже оказалось, что эта информация преждевременна, – яркая иллюстрация.

Новый глава Минобороны Умеров – один из тех, кто сейчас входит в ближний круг президента Зеленского. Помимо главы Офиса президента Андрея Ермака, источники РБК-Украина относят туда и премьера Дениса Шмыгаля, вице-премьеров Михаила Федорова и Александра Кубракова, из парламента: спикера Руслана Стефанчука, его первого заместителя Александра Корниенко, главу фракции СН Давида Арахамию, из силовиков: главкома Валерия Залужного, командующего Сухопутными силами Александра Сырского, начальника ГУР Кирилла Буданова, главу СБУ Василия Малюка.

Конечно, этими фамилиями круг приближенных не ограничивается. Так, несколько собеседников издания отметили и первого вице-премьера и министра экономики Юлию Свириденко. Среди функционеров ОП, помимо его главы, самым близким к президенту называют Олега Татарова – в главную очередь, за его исполнительность, перебить которую пока не может весь негатив из биографии Татарова и критика со стороны гражданского общества.

Узость круга приближенных лиц приводит к тому, что при решении любых кадровых вопросов приходится тасовать те же немногочисленные карты. К примеру, когда возникла идея создать отдельный пост силового вице-премьера, назначить туда предполагалось именно Малюка, тем самым оголив Службу безопасности (впрочем, от этой идеи отказались).

Владимир Зеленский выступает в Верховной раде (фото: president.gov.ua)

Показательная история – с до сих пор вакантным местом министра культуры и информационной политики. На этот пост, казалось бы, нашли подходящую кандидатуру, Юлию Федив, но против нее немедленно началась активная информкампания.

– На самом деле, все уже так устали от постоянных медиаатак, когда все всех мочат. Притом, как в случае с Федив, мочат-то свои… – говорит собеседник издания в парламенте.

В итоге, появилась идея в принципе отказаться от Минкульта, передать функцию информполитики в ведение советника главы ОП Михаила Подоляка, а "культурный" функционал распределить между ЦОВВками. По последним данным, Федив все-таки планируют назначить на должность, но до момента попадания ее кандидатуры в сессионный зал еще многое может измениться. В целом, сама ситуация, когда какой-то орган власти могут ликвидировать (по крайней мере, задумываются над этим) только потому, что не могут найти ему руководителя – весьма показательна.

Другая сторона медали – потока желающих на топ-должности, как правило, тоже не наблюдается, среди тех, конечно, кто в состоянии пройти хотя бы первичный отбор. Во-первых, любой новый топ-функционер сейчас априори окажется в ситуации, когда количество задач на его направлении – огромно, а ресурс – крайне ограничен, вплоть до того, что этот ресурс функционер должен будет найти для себя сам (в случае с тем же Минкультом – привлечь западное грантовое финансирование).

Во-вторых, любой топ-чиновник оказывается в эпицентре внимания со стороны антикоррупционных структур и прочих правоохранителей. И за дела своих подчиненных (пусть он к ним и сто раз непричастен) придется расплачиваться как минимум репутацией, а то и уголовными делами. В коммерческом секторе, одном из теоретически главных кадровых источников для госвласти, есть масса своих рисков, но в целом там спокойнее.

В отсутствие видимых побед на фронте или в международных делах как раз борьба с коррупцией и является потенциальным источником "хороших новостей" для уставшего населения. В последние месяцы особенно заметна конкуренция между "своими" (СБУ, Офис генпрокурора) и "чужими" (НАБУ, САП) силовиками за то, кто из них разоблачит очередное коррупционное деяние. В громких кейсах, вроде дела Игоря Коломойского (самого "своего" для власти олигарха в инерционном восприятии обывателей), такая конкуренция заметна особенно.

Помимо Коломойского, большинство коррупционных кейсов ограничивается депутатскими делами. По-настоящему крупных "своих" пока не "догоняют", но, конечно, ситуация может измениться, в том числе из-за давления западных друзей Украины. Как уже писало РБК-Украина, эффективная борьба с коррупцией – это главный task (задача), которую Запад сейчас ставит перед командой Зеленского.

– Сейчас в команде уже все от всех устали, накопилось общее недовольство. Это, кстати, нормальная история для конца каждого политического цикла, у Порошенко, если вспомните, тоже такое было, – говорит изданию собеседник в президентском окружении.

Задача о выборах

Универсальным рецептом политической перезагрузки в любой демократической стране являются выборы. Одну календарную дату – очередных выборов в парламент в этом октябре – Украина из-за войны уже пропускает. Вторая дата – президентских выборов следующей весной – неумолимо надвигается.

По информации нескольких источников РБК-Украина, президент Зеленский был довольно близок к тому, что распустить Верховную раду еще летом, объявить об этом планировалось на день государственности, 28 июля.

– Президент за последние пару лет несколько раз был близок к принятию решения о роспуске. По моим ощущениям, на этот раз мы были к выборами ближе всего, – говорит информированный собеседник издания.

Распустить парламент Зеленский так и не решился. Вопрос о проведении выборов во время войны распадается на два: можно ли проводить выборы во время войны и нужно ли проводить выборы во время войны.

Против проведения выборов в текущих условиях говорят множество факторов. Не понятно, как привлечь к ним миллионы уехавших за рубеж избирателей. На этот счет давно ведется аналитическая работа, но готового решения пока никто не предложил. Опыт других стран, к примеру, Боснии и Герцеговины, в данном случае нерелевантен (и в силу масштаба стран, и в силу того, что на Балканах голосовали уже после войны, а не в разгар боевых действий).

Голосование в Украине (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

Внутри Украины тоже масса нерешенных проблем. Как можно актуализировать списки избирателей, если миллионы украинцев покинули свои родные жилища. Как обеспечить безопасность голосования в прифронтовых зонах. Как в целом гарантировать свободную агитацию, доступ медиа и наблюдателей в условиях войны. Как должны работать участки в условиях воздушной тревоги, кто будет следить за документацией во время возможных перерывов (а россияне вполне могут поочередно запускать свои Миги с восьми утра до восьми вечера в день голосования). Как обеспечить участие в выборах украинских военных – социальной группы, пользующейся безусловно наибольшим доверием в обществе. Наконец, как выборы во время войны можно согласовать с нормами украинского законодательства.

К примеру, искусственная отмена военного положения на короткое время (об этой опции РБК-Украина слышало в кулуарах) чревата полным коллапсом системы государственного управления, поскольку военное положение является фундаментов массы регуляторных актов и в случае его внезапной отмены образуется громадный правовой вакуум.

Вероятно, если не все, то большинство этих проблем можно было худо-бедно решить, если бы был найден ответ на другой вопрос: а так ли нужно проводить эти выборы во время войны. О том, какую позицию в этом вопросе занимают США как главный союзник Украины, РБК-Украина уже писало. Вкратце, там озвучивают эту проблему, но давления на нашу власть не оказывают. Вероятно, пока не оказывают.

Еще один аспект – чисто политическая целесообразность. Ведь не факт, что следующая Верховная рада окажется "лучше" – то есть более удобной и исполнительной. Да, нынешний парламент стал для Зеленского источником бесконечных проблем – от скандалов с поездками депутатов на отдых за рубеж или невесть откуда взявшихся у них квартир и автомобилей и до провала необходимых законопроектов.

Тем не менее в Раде есть около 150-170 штыков, на которые Зеленский может рассчитывать. В следующем парламенте может не быть и такого. Более того, далеко не факт, что превращенная в условный "Блок Зеленского" пропрезидентская сила будет в состоянии снова получить монобольшинство (по крайней мере, об этом говорят данные закрытых соцопросов, с которыми ознакомилось издание). Это значит, что властью придется делиться, следовательно, создавать коалицию – совершенно новый формат работы для Зеленского-президента.

– Там бродит призрак Гройсмана, который сначала вроде как был свой, а потом вообще трубку перестал брать, – иронизирует собеседник РБК-Украина.

Госсекретарь США Энтони Блинкен по дороге в Киев (фото: Getty Images)

Помимо прочего, в текущих украинских реалиях, выборы – это не столько про выпуск пара, сколько про поляризацию общества. Достаточно глянуть, какие околополитические страсти кипят в украинских соцсетях, чтобы представить, во что они превратятся, если их полить бензином выборов.

– Мы полуживыми выберемся из наших выборов, чтобы немедленно нырнуть в выборы американские. Это кому-то на пользу пойдет? – задает риторический вопрос еще один собеседник издания.

В итоге, по состоянию на сейчас вопрос о проведении выборов следующей весной пока не решен. Многие пока оценивают шансы как 50/50.

– Важный момент: если решение проводить выборы будет принято, это должен быть именно наш сценарий, а не сценарий кого-то извне. Президент очень хорошо чувствует, когда его в какой-то истории кто-то пытается "вести", и пресекает такие попытки, возвращая себе контроль над ситуацией, – говорит собеседник РБК-Украина во власти.

Вариант "идеального шторма", по его мнению, – один из возможных. Ведь помимо прочих факторов, свою роль сыграют и надвигающиеся российские обстрелы энергообъектов, и информационные атаки россиян в соцсетях, и деятельность их оставшихся в Украине агентов, и активность части оппозиции. И Запад ставит все более жесткие условия по получению денег. Впрочем, Зеленский, уверяет источник, хорошо чувствует все риски и будет маневрировать.

– Мы уже много раз видели как он "переворачивает стол", действует и мыслит нелинейно. Условно говоря, если он видит, что ему выдали плохие карты – он не будет в них играть, а скорее изменит правила игры, – заключает собеседник.

Предыдущая статьяСоюзники решают. Главное о формате «Рамштайн» и чего ждать от новой встречи партнеров
Следующая статьяЗеленский летом мог распустить Верховную раду, — источники